• Владыка Игнатий совершил освящение
    храма подворья Коневской обители в бухте Владимировка

    Подробнее»
  • Преосвященнейший Игнатий открыл Молодежный Форум
    на острове Коневец

    Подробнее»
  • Владыка Игнатий совершил освящение
    Арсениевского храма и поклонного креста в Коневской обители

  • Паломническая служба
    Коневской обители формирует группы

    Подробнее»
  • Владыка Игнатий совершил
    воздушный крестный ход со святынями Коневской обители,
    молясь об избавлении от пандемии

    Подробнее»
  • Президент России Владимир Путин и глава Республики Беларусь Александр Лукашенко
    посетили Коневский монастырь

    Подробнее»
  • Святейший Патриарх Кирилл возглавил заключительные торжества
    625-летия Коневского Рождество-Богородичного монастыря

    Литургия» Посещение часовни, освящение памятника»
  • Состоялись торжества
    в честь 125-летнего юбилея Выборгской епархии

    Подробнее»
  • Храмы и духовенство
    Выборгской епархии

    Подробнее»
  • Материалы о Выборгской епархии

    Подробнее»

Петроафонская церковь в Мо́рье. История храма.




«Для людей, истинно любящих Родину, независимо от их религиозной, национальной, социальной и партийной принадлежности, не могут быть приемлемыми богоборчество, тоталитаризм, террористические методы управления и массовые репрессии, варварство в отношении историко-культурного наследия. Эти явления суть Зло, в каком бы обличии и под какими бы лозунгами они ни существовали.»

Глава Российского Императорского Дома Е.И.В. Государыня Великая княгиня Мария Владимировна



Случайно попав в августе 2019 года в военную часть, расположенную на берегу Ладожского озера в устье реки Морья, я никак не ожидала узнать, что раньше, до прихода в эти красивейшие места военных, здесь была благополучная и процветающая деревня Морье. Со второй половины XVIII здесь работал известный на всю страну фарфоровый завод. Основанный бароном И.Ю. Фредериксом как стеклянный завод, он позднее был выкуплен надворным советником С.Я.Поскочиным и с 1826 года на нем стали изготавливать фаянсовую посуду. Этот Морьинский завод Поскочина С.Я. считалсяся одним из лучших фаянсовых предприятий в России первой половины XIX века. Позднее завод перешел в собственность купца Ф.Е. Емельянова и на нем стали выпускать фарфоровую трактирную посуду с собственным клеймом. В самом начале XX века в деревне Морья по императорскому распоряжению НиколаяII и на средства попечителей была построена большая кирпичная церковь преподобного Петра Афонского и равноапостольной княгини Ольги, открыта земская школа и ремесленное училище. А прямая и широкая дорога из Морье в Санкт-Петербург до самой Охты существовала уже в XVIII веке. И всё это было закрыто и утеряно в советские годы, а коренные местные жители насильственно выселены из деревни.
По просьбе моего отца Владимира, который активно присоединился к благому делу восстановления Петроафонской церкви, я стала понемногу записывать историю деревни Морье, хотя бы то, что нам становилось известно, чтобы и эти, пусть немногие факты и истории не были забыты.
Считаю, что это пока ещё не окончательный, а лишь предварительный вариант получающейся брошюры, который в случае издания, потребует еще внимательной доработки и согласования, особенно историческая часть, которая потребует более тщательного изучения имеющихся архивных документов и метрических книг. Но, к большой нашей радости, уже удалось найти имена последнего настоятеля Петроафонской церкви и крестьян-рыбаков деревни Морье, которые были расстреляны советской властью в 1937-38 годах. И совсем недавно, по случайному совпадению, в 102 годовщину октябрьской революции, 7 ноября 2019 года в Морье установили памятный крест невинноубиенным жителям деревни. Вот их имена:

Свящ. Кузьмин Иннокентий Осипович (1873-3.12.1937)
Федоров Иван Николаевич (1885-29.08.1937)
Краузе Григорий Павлович (1901-08.07.1938)
Моросанов Василий Федорович (1899-08.07.1938)
Лямс Фёдор Иванович (1889-08.07.1938)
Юнчиков Николай Васильевич (1890-01.11.1938)
Маросанов Михаил Васильевич (1885-01.11.1938)
Воропаев Федор Алексеевич (1886-01.11.1938)
Потемкин Иван Дмитриевич (1897-01.11.1938)
Федоров Егор Николаевич (1892-01.11.1938)
Краузе Петр Михайлович (1907-01.11.1938)
Шувалов Иван Васильевич (1880-01.11.1938)

Царство Небесное, Вечный покой.


Вспомним фразу из столь полюбившегося всем нам новогоднего фильма «Ирония судьбы, или с легким паром!» - «…за такой короткий срок старое разрушить можно, а создать новое очень трудно. Нельзя». В советское время многие творческие люди умели выразить свое мнение и сказать настолько тонко, что даже цензура этого не замечала и не могла понять глубокий смысл и подтекст некоторых фраз, многие из которых уже стали крылатыми. А ведь только подумайте: советская власть с самого начала стала создавать «новое», разрушая «до основания» «старое», и даже этого не скрывала, а наоборот воспевала. Навязывалась новая идеология и новое мышление. И всегда людям предлагались замены всему тому, к чему они так привыкли и без чего даже не могли прежде помыслить свое существование. Вместо праздника Рождества Христова в советское время стали активно отмечать Новый год. Именно в Святую Пасхальную ночь во всех кинотеатрах СССР показывали лучшие зарубежные фильмы, которые невозможно было увидеть в другое время. Вместо поклонения Святым мощам появились огромные очереди в мавзолей к забальзамированному телу вождя пролетариата. На могилах усопших вместо крестов стали ставить стелы с пятиконечной звездой, а вместо молитв своим Святым Небесным покровителям, в честь которых названы, люди стали восхвалять себя и свое рождение. Даже на каждый воскресный день стал приходиться день какого-нибудь профессионального работника. Многие вновь созданные традиции и праздники успешно прижились в нашем народе, но все они направлены, прежде всего на восхваление самих себя, что никак не может сравниться с почитанием Святых угодников Божиих, которое испокон веков было принято на Руси. Несогласные же с новой властью и думающие люди, а точнее сказать, задумывающиеся и размышляющие о происходящих событиях, порой столь ужасающих, что с ними не возможно было согласиться, потихоньку исчезали… да, да, люди именно исчезали по ночам, тихо увозимые в «черных воронках», зачастую навсегда. А их родственники даже не могли открыто говорить об этом, ведь иначе и их могла постигнуть та же участь.
Прошло время. При советской власти выросло не одно поколение, и так старательно проводимые советской властью подмены произошли и в менталитете советских людей. Люди, воспитанные атеистичной советской властью отошли от Бога и разучились молиться. И лишь где-то в глубине наших душ остается надежда на Бога одного, который может нам помочь. А какие большие очереди выстраиваются у нас в церквях за Святой крещенской водой, и как много людей приходит нынче в церковь, чтобы освятить Пасхальные куличи! Значит, есть еще у людей вера в силу и святость священнодействий! Значит, есть еще в людях вера в Бога! Многие заходят в храмы, ставят свечи и пишут записки, люди тянутся к помощи Божией, но не воспитанные в Боге и с молитвой они остаются далеки от Него, им сложно прийти к Богу и поверить. И даже сама вера в Бога для многих по-советски воспитанных людей и их потомков кажется какой-то нелепой и не существующей, а церковные богослужения большинству людей в нашей стране уже стали незнакомы, непривычны и непонятны. Настолько далеки стали наши люди от православной веры своих предков. Да, далек стал наш народ от православной веры и традиций своих предков. Конечно, сказывается тут и влияние стремительно развивающейся цивилизации, но в большей степени то, что советской властью была насильственно прервана преемственность православной веры и связанных с ней народных традиций и обычаев, которые прежде веками передавались детям от их отцов, дедов и прадедов.
Итак, разрушить созданное нашими предками, как показывает история, получилось довольно быстро и легко, ведь 70 лет советской власти – это такой маленький срок в тысячелетней истории Российской цивилизации.
К концу 1980-х-началу 90-х годов наша страна находилась в бедственном полуразрушенном состоянии. В бывшей столице Российской Империи, носившей в советское время имя вождя революции, практически все старые здания, находящиеся в центре города постепенно разрушались и требовали ремонта, а многие из них находились в аварийном состоянии. Экономическое состояние страны к началу перестройки было настолько тяжелое, что даже в какой-то период были введены карточки на продовольствие, а в магазины за самыми простыми продуктами выстраивались огромные очереди. Люди устали от такой жизни, они были озлоблены и в давке очередей готовы были обругать и растоптать друг друга. Разрушались не только дома, но и семьи, составляющие основу общества. Многие мужчины, некогда главы и кормильцы своих семей, заливали алкоголем свою беспомощность и невостребованность, а женщины массово делали аборты. Может кто-то тут скажет, что не так всё было плохо, что было много положительных моментов и достижений. Но вот какой ценой государством создавались эти достижения?! При общем обнищании людей огромные средства вкладывались в военную и космическую отрасль. И это хорошо ещё, если инженеров, не сумевших реализовать сложнейшие, а порой и почти не реальные задачи руководства не арестовывали и не ссылали в лагеря или под расстрел, как это было при Сталине. Ну а душа народа, конечно, приспосабливалась к реалиям новой советской жизни и замечательные песни и кинофильмы, созданные в советский период, поддерживали дух людей в то непростое время. Многие из них настолько полюбились людям, что стали близкими и родными их сердцам, в отличие от церковных песнопений, которые были вычеркнуты новой советской идеологией и практически забыты народом.
Может кто-то скажет, ну и как теперь быть? Вспоминаются мне тут слова Государя Кирилла Владимировича Романова, двоюродного брата убитого большевиками Императора Всероссийского Николая II, вынужденного после революции эмигрировать с семьей в Финляндию: «Не нужно уничтожать никаких учреждений, жизнью вызванных, но необходимо отвернуться от тех из них, которые оскверняют душу человеческую». Ещё в 1922 году Государь Кирилл Владимирович, находясь в изгнании, начал формулировать концепцию национального примирения, основанную на преодолении красно-белого антогонизма. Внимательно следя за происходящим в Советской России, Государь Кирилл Владимирович призывал научиться отделять то, что несовместимо с историческим путем нашей Родины, от плодов народного труда.
Так вот разрушить созданное нашими предками получилось достаточно легко и быстро, а восстановить разрушенное оказывается намного сложнее и требует значительно больших усилий, труда, времени и терпения. А порой, вообще, полное восстановление утраченного кажется невозможным.
Но по Божией милости… - всё возможно.
И вот мы видим, как уже восстанавливаются, и даже отстраиваются заново в России храмы, которые, казалось бы, были утрачены навсегда. Так, уже казалось невероятным, вновь увидеть взорванный по распоряжению И.В.Сталина в 1937 году Московский Храм Христа Спасителя, в котором в 1917 году начал работу Поместный Собор, восстановивший Патриаршество в столь сложные для страны революционные годы. Ведь на месте взорванного храма в советские годы был устроен бассейн. Но вот уже он, Храм Христа Спасителя, стоит перед нами красивый и величавый! И с 1996 года под сводами храма вновь возносятся молитвы Богу о нас грешных и о стране нашей России, о её мире и процветании!
Возрождение страны и достойной жизни людей в России, на мой взгляд, прежде всего, должно быть связано с возрождением духовной жизни людей и её нравственных основ, которое невозможно без возврата к нашим истокам, к православной вере предков, в которую окрестил наш народ Святой равноапостольный князь Владимир уже более 1000 лет назад. Знание своей истории и осмысление произошедших в ней событий может помочь людям прийти к покаянию и православной вере, к их забытым корням и традициям, но уже на новом уровне развития общества и цивилизации.
Надеюсь, и меня Господь милостиво сподобит внести хоть малейшую лепту в дело возрождения православной веры и традиций в нашей стране и в нашем народе.
И, надеюсь так же, не придется людям более выбирать между храмом и сквером, как в Екатеринбурге, но как недавно спели любимые многими телезрителями выпускники КВН «Уральские пельмени»
« Будет жить в этом городе счастье, и увидим когда-нибудь тут,
Как и в солнечный день, и в ненастный, люди к Храму по скверу идут!»


3. Петроафонская церковь в Мо́рье 

В самом начале XX века (1904-1905гг.) в деревне Морье, расположенной в устье реки Морья на берегу Ладожского озера,
была построена большая кирпичная православная церковь по проекту петербургского гражданского архитектора Александра Васильевича Кенеля (1869-1918) и по личному распоряжению царя Николая II и освящена в 1906 году в честь Святого Преподобного Петра Афонского и Святой равноапостольной великой княгини Ольги.

Храм был воздвигнут
на пожертвования почтенного гражданина Петра Ивановича Глазова и его супруги Ольги Александровны в подарок жителям деревни Морье за спасение терпящих бедствие во время кораблекрушений на водах Ладожского озера.


Храм был построен в формах псевдорусского стиля. Четверик, завершенный мелким пятиглавием, с алтарем и притвором, над которым поставлена шатровая колокольня. Покрыта церковь была оцинкованным железом. В церкви два придела – святого Петра Афонского и святой княгини Ольги Российской (в цокольном этаже). О внутреннем убранстве в проекте церкви не упоминается.
К церкви были приписаны две деревянные часовни на Морьенском мысу и на кладбище вблизи церкви. Притч церкви казенного содержания не получал, а содержался на проценты с положенного Глазовыми в банк капитала и с кружечного сбора.


Самостоятельный приход в Петроафонской церкви был открыт 26 ноября 1907 года. Настоятелем церкви Св.Петра Афонского и равноапостольной княгини Ольги был назначен священник Телятников Николай Сергеевич, 12.07.1865 года рождения из Царского Села, Царскосельского уезда, Санкт-Петербургской губернии.
Николай Телятников в 1886 году окончил Гатчинскую учительскую семинарию, а потом окончил курсы при Санкт-Петербургской Духовной Академии.
С1898 по 1908 год Николай служил диаконом в церкви в честь иконы Пресвятой Богородицы «Утоли моя печали» в селе Мартышкино Петергофского уезда.
После рукоположения в иерея 2 февраля 1908 года Телятников Николай Сергеевич начал свое служение в Петроафонской церкви в Морье, которое продолжалось до 1918 года. Потом о.Николай продолжил служить в Троицкой церкви (1918-28гг.) г.Царское село и в 1925 году был рукоположен в протоиерея.

Трудами и стараниями о.Николая в деревне Морье в дореволюционные годы была открыта земская школа (учителями в ней были Зоя Григорьевна Васильева и Ольга Михайловна Тополева) и ремесленное училище.
По данным из метрических книг за 1909 год псаломщиком Петроафонской и кн. Ольги церкви в это время был Алексей Бочаров.
Из Известий по С.-Петербургской епархии 1906-1916гг. известно, что старостами церковного прихода были крестьяне Василий Шувалов (с 23.01.1906г.), Стефан Андреев (утв.12.05.1909г.), Димитрий Потемкин (10.07.1912-26.06.1913г.), Кудрявцев В.(с 7.09.1913г).

Петроафонская церковь была знаменита своим крестом, в котором были вмонтированы в большом количестве граненые стекла, которые давали яркий свет и крест был виден далеко в озере и служил своеобразным маяком для мореплавателей. Также в церкви была богатая библиотека.

Местные жители вспоминают, как по праздникам по деревне проходил большой крестный ход. От церкви Св.Петра Афонского и равноапостольной княгини Ольги крестный ход двигался до реки Морье и далее плыли на лодках с фонарями вверх по реке вдоль деревни до местечка Грабиловка и обратно.
Также бывали в Морье и пешие крестные ходы до часовни Св.Николая Чудотворца, располагавшейся на мысу Морьин Нос. А весной в «Николин день» после молебна в часовне Св.Николая шел водный крестный ход по реке Морья с иконой святого Николая Чудотворца.


Деревянная православная часовня Св. Николая Чудотворца, покровителя рыбаков и мореплавателей была построена одним из местных рыбаков в благодарность Господу Богу за чудесное спасение во время шторма. Часовня была воздвигнута на большом плоском камне, находившемся на Морьинском мысу.

Однажды буря застала рыбака в озере и огромная волна бросила лодку на каменную гряду. От удара деревянная лодка разлетелась на щепки, а рыбака, вцепившегося в одну из щепок, вынесло на мыс.

В годы Великой Отечественной войны часовня была утрачена.


История деревни Морье

Известно, что деревня Морья существовала уже в XV-XVI веках.
Так первое упоминание о поселении в устье реки Морье относится к 1500г. Деревня упоминается в Писцовой книге Водской пятины, как «деревня Морья на реце на Морье у Ладожского озера». 
В середине XVIII века деревня Морья была пожалована императрицей  Елизаветой вдове подполковника Марфе Сахаровой.
На картах Санкт-Петербургской губернии деревня Морье обозначалась в 1770 году под названием Мариселка, а позднее как Марисельская, Мыза Марисельская, Оринка и с 1834 года вновь как Морье (Морья).
В 1762 году в Морье на несколько дней останавливался император Иоанн Антонович с приставом на пути из Шлиссельбурга в  Кексгольм по случаю бури на Ладожском озере.

В 1772-73 годах, барон Иван Юрьевич Фредерикс покупает Марисельскую мызу с деревней Морья у вдовы подполковника Марфы Сахаровой и основывает здесь стеклянный завод.

У писателя Н. Озерецковского в книге «Путешествие по озерам Ладожскому и Онежскому», написанной в 1792 году находим следующее описание поселения:
«На правом берегу реки Морьи, неподалеку от устья, во-первых лежит вышепомянутая деревня Морья, состоящая из девяти дворов, которой жители не столько кормятся хлебопашеством, сколько рыболовными и лесными промыслами, а хлеба, то есть ячменя и ржи, сеют они очень мало за неимением способных для пашни земель, ибо отвсюду окружены топкими болотами, камнем и темным лесом…
Скотоводство у них нарочито хорошо, и при достатке молока, масла, рыбы и мяса все жители сей деревни весьма гостеприимны, ласковы и учтивы.
Неподалеку за сею деревнею, вверх по реке Морье, также на правом берегу, стоит деревянный домик г. баронессы, которая приезжает туда летом на короткое время. От оного домика проведена через лес прямая и широкая дорога даже до Охты, до которой по ней не более 45 верст выходит. Кто желает видеть Ладожское озеро, тот из С.-Петербурга скоро может доехать до деревни Морьи по короткой и ровной оной дороге. За упомянутым домиком, чрез небольшое поле, на том же берегу реки Морьи, лежит стеклянный завод…»

В XIX веке деревня Морье стремительно растет и развивается.

Фаянсовая посуда завода Поскочина С.Я.
В первой половине XIX века, с 1812 года (или по другим данным с 1816-17гг.) деревня Морье находилась во владении надворного советника Сергея Яковлевича Поскочина и принадлежала ему до 1842 года. Поскочин С.Я. приобрел усадьбу в Морье и стеклянный завод у барона И.Ф. Фредерикса. До 1826 года на заводе изготавливали оконное стекло и стеклянную посуду, и одновременно проводили опыты по производству фаянса и с 1829 года завод переходит на выпуск фаянса. В этом же году фаянсовые изделия завода Поскочина С.Я. выставляются на 1-й мануфактурной выставке в Санкт-Петербурге и причисляются к 1 разряду. Эксперты отмечали «доброту и чистоту разделки, красивость форм и умеренность цены». На заводе Поскочина С.Я. производилась высококачественная чайная и столовая фаянсовая посуда в широком ассортименте: вазы, кувшины, блюда, тарелки, сервизы, прорезные сухарницы, декоративные изделия, часы, кувшины-Тоби, скульптура с живописным и печатным декором, росписью золотом и люстром, изделия из окрашенных масс часто промоделированными рельефными орнаментами. Изделиям предприятия было свойственно стилевое разнообразие. С.Я. Поскочин собрал на своем заводе одаренных художников, а также модельщиков, формовщиков, живописцев и других мастеров.
В журнале «Старые годы» за 1911 год есть статья, посвященная заводу Поскочина С.Я. Её автор, Н. Ротштейн писал:
«Ни один из русских заводов не достигал такой художественности и такого разнообразия в моделях, как завод в деревне Морье. Поскочин сделал все, что мог, чтобы поднять достоинство русского фаянса».
На заводе Поскочина С.Я., как отмечала Т.И.Дулькина, работали русские (вольнонаемные и крепостные) и иностранные мастера (один из Пруссии и два из Финляндии), всего – 44 человека. На фабрике было: 11 зданий, 2 горна, 3 сушильни, 15 печей. Все производственные процессы здесь осуществлялись вручную, материалы были в основном отечественные, кроме красок для росписи – их привозили из Дании. Использование российского сырья способствовало тому, что цены на фаянс Поскочина были вполне доступными для многих покупателей.

«Завод Сергея Яковлевича Поскочина справедливо считается одним из лучших среди многочисленных фаянсовых предприятий России первой половины XIX века. В истории русского фаянса он оставил заметный след», - из статьи «Фаянс завода Поскочина».

В 1842 году Поскочин С.Я. продал деревню Морье вместе с заводом графине Софье Александровне Голенищевой-Кутузовой. При новой владелице завод начал работать с 1845 года и на нем продолжили выпуск фаянсовых изделий по старым моделям. И даже маркировка изделий вначале осуществлялась клеймом «Морье. Бывший Поскочин», а позднее «С.А.Голенищевой-Кутузовой» и другими.

В 1851 году деревня с заводом перешла во владение барона Л.Ф.Корфа и его жены М.Л.Корф, которые сдавали предприятие в аренду. В период с 1851 по 1887 годы завод арендовался братьями Корниловыми, князем Долгоруким, охтинским купцом Гудковым (или Худковым), купцами Салмановым, Меншуткиным, Ступиным. С 1878 по 1887 арендовался купцом Ф.Е.Емельяновым.

В 1865 году, спустя всего четыре года после отмены крепостного права, временнообязанные крестьяне деревни Морье смогли выкупить свои земельные наделы у барона Л.Ф.Корфа.

В 1887 году купец Федор Емельянович Емельянов, после девяти лет аренды, выкупает фаянсовый завод и начинает выпускать на нем продукцию только из фарфора. Это была чайная и столовая трактирная посуда, которая маркировалась клеймом синего (изделия 1-го сорта) и красного (2-сорт) цвета.

В 1900 году, согласно «Памятной книжке Санкт-Петербургской губернии», купцу Федору Емельянову принадлежало 817 десятин земли при деревне Морье. В начале XX века фарфоровый завод перешел к сыну Федора Емельянова А.Ф.Емельянову. На заводе тогда работало 40 человек, при производстве использовался печатный рисунок.

В дореволюционной России деревня Морье административно относилась к Рябовской волости 2-го стана Шлиссельбургского уезда Санкт-Петербургской губернии. Численность населения деревни в начале XX века приближалась к тремстам человек, имелось порядка пятидесяти дворов. В деревне в то время было две православных деревянных часовни, две торговых лавки, одна казенная винная лавка №597, земская школа, ремесленное училище, работал фарфоровый завод Ф.Емельянова.



5. Трагическая судьба деревни в XX веке

К сожалению, в XX веке судьба деревни Морье сложилась весьма плачевно, более того – трагически.

После свержения царской монархии в России во время Февральской буржуазной революции 1917 года с переходом власти сначала к Временному правительству, а затем, в результате Октябрьской революции 1917 года – к большевикам, происходят огромные и катастрофичные перемены по всей стране.
С самого начала большевики стали создавать принципиально новый строй, основываясь на идеологии, которая противоречила тысячелетним основам российской цивилизации. Марксистская тоталитарная утопическая идеология заключалась в попытках построить новое общество на месте разрушенного «до основания» старого. Для осуществления своих целей и удержания власти Советам пришлось прибегнуть к террористическим методам управления, сопровождаемым массовыми репрессиями. Тоталитаризм и агрессивный государственный атеизм легли в основу вновь формируемого общества.

Правительство В.И.Ленина одним из своих декретов объявило «о праве наций на самоопределение» и в связи с этим финляндское правительство 6 декабря 1917 года приняло декларацию о государственной независимости в результате которой произошло отделение Финляндии от России.

Граница с Финляндией прошла примерно в тридцати километрах от Морье и село Морье стало пограничной зоной. Пограничная застава находилась в непосредственной близости к Петроафонской церкви на территории между церковью и рекой Морьей. Еще можно увидеть фундамент от здания, где располагались пограничники слева чуть позади от главного входа в церковь. До революции там находилась церковная школа. А в послевоенные годы, частично на старом фундаменте, было построено белое кирпичное здание, которое использовалось военными под разные нужды (буфет, магазин, склад и т.п.).

Морье стало центром Морьевского сельсовета и в него входили само село Морье, маяк Осиновец и дачи хутора Осиновец. По данным переписи населения 1926 года в Морье имелось 68 хозяйств, 286 душ. По административным данным 1933 года село Морье стало относиться к Вагановскому сельсовету.
Фото 1 апреля 1996г.
В 1937 году Морье посетил нарком обороны СССР К.Е.Ворошилов. После посещения тов. Ворошиловым этих мест было принято решение разместить на месте деревни воинскую часть с учебным артиллерийским стрельбищем. Церковь была закрыта. Начались аресты и расстрелы местных жителей. Первым был арестован 52-х летний житель Морье Иван Николаевич Федоров. Из Ленинградского мартиролога известно, что его арестовали 10 августа 1937 года и уже 26 августа того же года Особая тройка при УНКВД по Ленинградской области выносит приговор по ст.19-58-8 и ст. 58-10 УК РСФСР высшая мера наказания. Всего через три дня Иван Николаевич был расстрелян.
Священника Петроафонской церкви Кузьмина Иннокентия Осиповича, 1873 года рождения, (уроженец г.Колпино ( по другим данным с.Старая Ладога), русский, беспартийный) арестовали 26 сентября 1937 года.
25 ноября того же года Особой тройкой при УНКВД по Ленинградской обл. о.Иннокентию был вынесен приговор по статье 58-10 УК РСФСР - высшая мера наказания - расстрел. Известен и день расстрела – 3 декабря 1937 года в Левашовой пустыни. 

Далее, в следующем 1938 году последовали аресты, допросы и расстрелы рыбаков – местных жителей Морье.
19 января 1938 года арестованы рыбаки 37- летний Краузе Григорий Павлович и 39-летний Моросанов Василий Федорович; 15 февраля арестован рыбак, уроженец Морье, финн по национальности, 49-летний Фёдор Иванович Лямс. Все трое осуждены 25 июня 1938 года Комиссией НКВД и Прокуратуры СССР по ст.58-6-10-11 УК РСФСР и приговорены к высшей мере наказания. Расстреляны 8 июля 1938 года в г.Ленинград (по сведениям Ленинградского мартиролога).
10-11 марта 1938 года были арестованы, а позднее расстреляны еще семеро рыбаков Морье. Вот их имена:
Юнчиков Николай Васильевич (1890г.рожд.)
Маросанов Михаил Васильевич (1885г.рожд.)
Воропаев Федор Алексеевич (1886г.рожд.)
Потемкин Иван Дмитриевич (1897г.рожд.)
Федоров Егор Николаевич (1892г.рожд.)
Краузе Петр Михайлович (1907г.рожд.)
Шувалов Иван Васильевич (1880г.рожд., работал сторожем Парка механизации ЛВО)
Эти семеро жителей деревни Морье по данным из Ленинградского мартиролога были осуждены 27 октября 1938 года Особой тройкой УНКВД ЛО по ст. 58-6-10-11 УК РСФСР и приговорены к высшей мере наказания. Расстреляны 1 ноября 1938 года.

Из 14 жителей Морье, арестованных в 1937-38 годах лишь двоим удалось вернуться в родное село после допросов.

Двенадцать жителей деревни Морье, включая священника храма Св.Петра Афонского и равноапостольной княгини Ольги Кузьмина Иннокентия Осиповича были расстреляны в 1937-38 годах.

Сложно сейчас разобраться в причинах происходивших тогда событий. Возможно, жители деревни выразили протест против закрытия церкви и насильственного переселения жителей деревни, то есть фактической ликвидации деревни для устроения на этом месте воинской части. Но также вполне вероятно, что рыбаков обвиняли в шпионаже и измене новой советской власти. Ведь граница с Финляндией проходила совсем рядом и рыбаки вполне могли пересекать её на своих лодках. Советская власть же всячески пыталась препятствовать утечкам информации о том, что происходило в стране советов, даже ни перед чем не останавливаясь и не имея никаких моральных и этических норм. Для установления и удержания власти ликвидировались все, кто имел свое мнение и суждение о происходящих в стране событиях и человеческая жизнь для новой власти ничено не стоила. Ярким примером этому может послужить судьба первого расстреляного крестьянина Морье Ивана Николаевича Федорова, который был расстрелян уже на 19-й день после своего ареста. И о каком суде и следствии могла тут быть речь, когда безбожной властью быстро устранялись все с ней не согласные! И таких людей были сотни и тысячи, и даже сотни тысяч! Умных и граммотных людей, а также и малограмотных, и просто верующих… Устранялись все, кого советская власть могла хоть в чём-то заподозрить, но были и те, кто случайно попал под арест при выполнении нквдшниками планов по арестам. Устранялся и вырезался целый пласт лучших людей русской нации! А так же и национальные меньшинства, и многие другие… Истреблялась интеллигенция и казачество!
Исследованию этой темы и восстановлению имен пострадавших от репрессий посвятил свою жизнь русский писатель Александр Солженицын, который и сам прошел через все муки и страдания в лагерях.
Открытый список жертв политических репрессий в СССР уже насчитывает 3 205 073 записи о людях, гонимых советской властью, арестованных и сосланных в лагеря, либо расстрелянных. Продолжается еще и издание серии книг памяти о репрессированных жителях Ленинграда и области «Ленинградский мартиролог», которая издается Центром «Возвращенные имена» при Российской Национальной библиотеке в Санкт-Петербурге.


Известна нам также и послереволюционная судьба первого священника Петроафонской церкви Телятникова Николая Сергеевича. В 1928-30 годах О.Николай служил в Александро-Невской церкви г.Красное село. Поскольку О.Николай Телятников являлся иосифлянином, т.е. сторонником движения во главе с митрополитом Иосифом (Петровым), отказавшимся поддержать декларацию митрополита Сергия (Страгородского) о лояльности советской власти 27 августа 1930 он был арестован и осужден по групповому делу «Дело «Истинно-Православных», Ленинград, 1931г.» и выслан на 3 года в г.Козельск Калужской губернии.
Арестован 27.08.1930г. по делу ленинградского филиала ИПЦ и осужден 8.10.1931г. по обвинению «участие в контрреволюционной монархической церковной организации», ст.58-10, 58-11 УК РСФСР. Приговор 3 года лишения права проживания в 12 пунктах страны с прикреплением к определенному месту жительства. Во время следствия содержался в ДПЗ (Дом предварительного заключения) около года.
В 1933 году возвратился в Красное село, однако 1 октября 1935 года по приговору Коллегии ОГПУ был вновь выслан за пределы Ленинградской области.
По возвращении в Красное село протоиерей Николай (Телятников) сначала работал сторожем, затем в 1945-47гг. был настоятелем Покровской церкви поселка Егерская Слобода. В 1947-50хгг. – настоятель церкви Св. Иова Многострадального на Волковом кладбище в Ленинграде.
Кончина – 1953 год. Место захоронения – Ленинград.


Почти все жители деревни Морье были насильственно переселены в 1938 году в ближайшие деревни Коккорево (в основном переселились рыбаки), Ваганово, Борисову Гриву и Ириновку. Такое насильственное переселение коренных жителей Морье стало для них настоящей трагедией. Люди были вынуждены оставлять свои дома и родные места, где выросло не одно поколение их предков. Были и случаи самоубийств. По сей день на самой окраине деревни у леса сохранился один дом коренных жителей деревни Морье, хозяин которого в то время стал работать лесником у пришедших в эти места военных. Это деревянный бревенчатый дом постройки начала 1920-х гг. и в нем до сих пор живет коренная жительница деревни Морье и её потомки.
Фарфоровый завод Фёдора Емельянова, проработавший на этом месте около полутора веков и выпускавший в первой половине XIX века ( при Поскочине С.Я.) уникальную фаянсовую посуду тоже был закрыт.

После закрытия церкви имеются подтвержденные очевидцами факты откровенного надругательства над святынями. Коренная жительница деревни Морье Тамара (из рода семейства Крауз) вспоминает, как один из работников НКВД Сидоренко Константин, служивший на погранзаставе, ярый коммунист устроил стрельбу в храме по иконам и одному образу попал прямо в глаз, чем особенно гордился. Домашние иконы сжег в печке, а родным объявил, что иконы «вознеслись на небеса». Однако, его жена, чистя печку выгребла остатки серебряных окладов икон вместе с золой. После рождения первенца, Кости младшего, жена Сидоренко потеряла возможность деторождения. Единственный сын Костя в двухлетнем возрасте остался без глаза. Играя, сидя с вилкой маленький Костя зацепился за чулок, нитки оторвались и вилка попала прямо в тот же глаз, что отец пулей на иконе. Через пять лет Костя младший умер после простуды.


В годы блокады Ленинграда бухта Морье вошла в состав Осиновецкого порта и использовалась для переправки грузов и в качестве одной из баз Ладожской военной флотилии. Церковь служила и складом и Домом Культуры, в котором выступала и Клавдия Шульженко.
Во время Великой Отечественной войны один из снарядов попал в крышу храма, пробив её. От удара выбило массивные окна напротив вместе с межоконным простенком, но сам храм не был разрушен.
Сейчас, в 2019 году мы можем видеть большую заплатку на сводах храма в месте, где пробил крышу снаряд и заложенные кирпичом большие оконные проемы напротив, а также межэтажное перекрытие, построенное в советское время.


После окончания Великой Отечественной войны 1941-1945гг. граница с Финляндией была отодвинута более чем на сотню километров, погранзастава переехала. На месте заставы работал магазин военторга и солдатская чайная. Церковь после войны использовалась как связной пункт. 

По воспоминаниям очевидцев, церковный крест простоял где-то до конца XX века. Когда крест сильно наклонился и повис на одном из элементов крепления, руководством военной части было принято решение его снять. Сдернуть крест с колокольни удалось не сразу, а лишь со второй попытки. Снимали крест силами личного состава военной части под руководством подполковника А.Н. Широкова. Крест пришлось снять, так как он представлял угрозу для находившихся внизу людей и мог в любой момент упасть. Снятый церковный крест бережно занесли в церковь и там оставили. Двери церкви не были закрыты и вскоре крест пропал. Возможно, он кем-то был сдан в металлолом.


«Это был большой кованый крест, размером в человеческий рост с инкрустацией из горного хрусталя и его блеск был виден рыбакам и мореплавателям далеко в озере», - вспоминают местные жители.



6. Столь похожие две церкви


Интересный факт:

У Петроафонской церкви имеется двойник – церковь Св.Троицы в деревне Гора-Валдай Ломоносовского района Ленинградской области. Обе церкви очень похожи между собой, но имеются некоторые отличия. Гора-Валдайская Троицкая церковь была построена на несколько лет раньше церкви в Морье, в 1899 году по проекту выдающегося архитектора Василия Антоновича Косякова и освящена в 1903 году Иоанном Кронштадтским.

Вероятно, архитектором Петроафонской церкви Александром Кенелем за основу был взят проект Гора-Валдайской Троицкой церкви архитектора Василия Косякова, немного изменен и переработан. Основное отличие – Троицкая церковь однокупольная, в то время как Петроафонская церковь завершалась мелким пятиглавием.


Александр Васильевич Кенель (1869-1918) – петербургский гражданский архитектор, член Петроградской городской управы, сын известного академика архитектуры Императорской Академии художеств Василия Кенеля, занимался проектированием, либо перестройкой жилых домов в Петербурге.
Церковь Святой Троицы в мызе Алютино села Гора-Валдай.

Василий Антонович Косяков (1862-1921) – выдающийся русский архитектор, профессор, педагог и первый выборный директор Института гражданских инженеров специализировался в основном на проектировании и возведении церковных сооружений.

Церковь Прп. Петра Афонского и Св. княгини Ольги в МорьеСхожей оказалась и судьба двух храмов-близнецов: построенные в начале XX века оба храма были закрыты в 1930-хх годах. Священники храмов были арестованы и расстреляны в 1937 году. Первый настоятель храма Святой Троицы иерей Михаил Полетаев на юбилейном соборе Русской Православной Церкви в 2000 году причислен к лику святых как прмч. Маврикий, память 4 октября (н.ст.).

Храм Святой Троицы был возвращен верующим в 1994 году и действует с 2000 года.

7. Величайший русский зодчий

Невозможно не рассказать подробнее о величайшем русском зодчем конца XIX – начала XX столетия Косякове Василии Антоновиче (1862-1921), который за свою не очень долгую жизнь спроектировал и построил огромное количество церквей и соборов.

Дарование архитектора Косякова В.А. и занимаемая им должность руководителя Института Гражданских Инженеров способствовали развитию национального стиля в архитектуре и профессиональному образованию архитекторов в России.

Большую часть наследия Василия Косякова составляют храмы в русском стиле наряду с храмами, выполненными в византийском стиле.

Красота, равно как и количество спроектированных Василием Антоновичем Косяковым церквей и соборов изумляет и потрясает. Однако самым крупным и значительным сооружением Василия Антоновича Косякова стал грандиозный Свято-Никольский Морской собор в Кронштадте (1902-1913), задуманный и осуществленный им как храм памятник героям русского флота.

На рубеже XIX-XX веков великий русский зодчий Василий Косяков создает потрясающие своей красотой церкви и соборы:
Собор Александра Невского в Батуми, Собор Николая Чудотворца в Лиепае, Собор иконы Казанской Божией Матери Казанского монастыря в городе Данилове Ярославской губернии, Собор Спаса Нерукотворного в селе Кукобой , Владимирский собор в Астрахани, Успенскую церковь на Васильевском острове в Санкт-Петербурге,
Приходские церкви Св.Николая Чудотворца и мученицы царицы Александры на Путиловском заводе в Петербурге,
Церковь Покрова Пресвятой Богородицы в селе Козья гора Сланцевского района Ленинградской области,
Церковь на Охтинском полигоне в Петербурге,
Церковь Иоанна Богослова в селе Ивановском,
Церковь Милующей Божией Матери в Санкт-Петербурге,
Церковь иконы Казанской Божией Матери в Воскресенском Новодевичьем монастыре Петербурга,
ряд домовых церквей на подворьях, в учебных, больничных зданиях и богоугодных заведениях,
а также, схожую с Петроафонской, церковь Святой Троицы в мызе Алютино села Гора-Валдай.

Троицкая церковь в Гора-ВалдаеАрхитектор Василий Косяков в соответствии с завещанием был похоронен у стен построенной им Казанской церкви около Новодевичьего кладбища в Петрограде, но могила его утрачена. Для увековечения памяти многолетнего директора Института гражданских инженеров по инициативе студентов СПбГАСУ и с благословения настоятельницы Новодевичьего женского монастыря игуменьи Софии было принято решение о сооружении памятника В. А. Косякову у стен храма.


8. Этот XX век, или, так что же всё-таки произошло…

В истории христианства, да, возможно, и во всемирной истории еще не было такого яростного и жестокого, необдуманного и быстрого, всеохватывающего и масштабного разрушения церквей и соборов, которое произошло в России в первой половине XX века. Удивительно, как бездумно, яростно и беспощадно уничтожалось всё то, что веками с потом, трудом и молитвой создавали наши благочестивые предки. С какой сильной ненавистью и неистовой злобой сдергивались церковные кресты, рушились церкви и взрывались соборы, изымались и ликвидировались церковные ценности, осуществлялись аресты, допросы и расстрелы священства и прихожан.

Планомерные и жестокие действия нового большевистского правления во главе с Лениным В.И. подрывали традиционные устои и религиозные основы общества, на которые веками опирался русский народ.

Советская власть с первых лет своего существования поставила задачу - полное, с самой беспощадной жестокостью, уничтожение Православной Церкви. Эта установка лидеров большевиков ярко отражена в известном ленинском письме ("Членам Политбюро. Строго секретно") от 19 марта 1922г.: "...изъятие ценностей, в особенности самых богатых лавр, монастырей и церквей, должно быть произведено с беспощадной решительностью, безусловно, ни перед чем не останавливаясь и в самый кратчайший срок. Чем большее число представителей реакционной буржуазии и реакционного духовенства удастся нам по этому поводу расстрелять, тем лучше".
 Через два десятилетия деятельности по этому плану разрушение зримой структуры Церкви было близко к завершению. К 1939 г. в РСФСР оставались не закрытыми около 100 храмов  из 60000 действовавших в 1917 г. На свободе пребывали только 4 правящих архиерея. Изменение государственной церковной политики и восстановление церковной жизни началось только во время Отечественной войны 1941-1945 гг. и было очевидным следствием общенародной трагедии. Однако эта временная отсрочка полного уничтожения религии не означала прекращения преследования Церкви. Хотя и в меньших масштабах, чем прежде, аресты архиереев, священников и активных мирян продолжались и в послевоенный период.
Трудно оценить общее количество пострадавших в годы советской власти христиан. В дореволюционной России было около 100.000 монашествующих и более 110.000 священнослужителей. С учетом членов их семей к сословию духовенства относилось на рубеже веков 630.000 человек. Гонениям подверглось подавляющее большинство священников и монахов, как служивших в церквах и монастырях России в канун революции, так и посвященных и постриженных в дальнейшем, вплоть до 1940-50-х гг. В 1937 г. секретарь ЦК ВКП(б) Г. М. Маленков писал Сталину о существовавших религиозных объединениях как о "широко разветвленной враждебной советской власти легальной организации в 600.000 человек по всему СССР". И это после 20 лет кровавого террора против Церкви! 
Таким образом, число пострадавших христиан можно оценить в сотни тысяч: по разным оценкам их было от 500000 до 1000000 православных людей, пострадавших за Христа в XX веке в России.
( Н.Е.Емельянов «Оценка статистики гонений на Русскую Православную Церковь.»)

Это самый большой сонм мучеников и исповедников в истории христианства. Всех их Русская Православная церковь величает как новомучеников и исповедников Российских.

Собор новомучеников и исповедников Церкви Русской празднуется в воскресение 7 февраля (25 января), либо в ближайший к этой дате воскресный день. Только в день празднования Собора новомучеников и исповедников Церкви Русской совершается память святых, дата смерти которых неизвестна. В этот день Святая Церковь совершает поминовение и всех усопших, пострадавших в годину гонений за веру Христову. Поминовение это совершается по определению Священного Синода Русской Православной Церкви от 30 января 1991 года на основании решения Поместного Собора 1917–1918 годов.
Прославление в лике святых сонма новомучеников и исповедников Церкви Русской на юбилейном Архиерейском Соборе 2000 года, на рубеже тысячелетий, подвело черту под страшной эпохой воинствующего безбожия. Это прославление явило миру величие их подвига и озарило пути Промысла Божьего в судьбах нашего Отечества. В мировой истории еще не бывало такого, чтобы столько новых небесных заступников прославила Церковь (к лику святых причислены более тысячи новых мучеников).
Среди пострадавших за веру в ХХ веке – святитель Тихон, патриарх Московский и всея Руси(1925); святые царственные страстотерпцы; священномученик Петр, митрополит Крутицкий (1937); священномученик Владимир, митрополит Киевский и Галицкий (1918); священномученик Вениамин, митрополит Петроградский и Гдовский; священномученик митрополит Серафим (Чичагов) (1937) и целый сонм святых явленных и неявленных. К лику святых также причислен и первый настоятель храма Святой Троицы в деревне Гора-Валдай иерей Михаил Полетаев (1937) как прмч. Маврикий. Пострадали за Христа и настоятели Петроафонской церкви в Морье Кузьмин Иннокентий Осипович (1937) и Телятников Николай Сергеевич, гонимые и осужденные за свою веру в первой половине XX века.

Трагическая судьба деревни Морье в XX веке, неотделимая от судьбы всей страны и её народа, заставляет задуматься о причинах столь трагических и катастрофичных событий, произошедших в XX веке. Лишь более полное понимание и осознание произошедших в нашей истории событий позволит нам благополучно развиваться дальше, избегая ошибок прошлого.
«Прошлое невозможно изменить, но мы можем извлечь уроки из ошибок и сделать всё от нас зависящее, чтобы наш народ никогда впредь не оказался разделенным на непримиримые противоборствующие части», -
говорит в своем «Обращении» к соотечественникам Глава Российского Императорского Дома Е.И.В. Государыня Великая княгиня Мария Владимировна Романова.

Великая княгиня Мария Владимировна и Российский Императорский Дом (потомки Императора Александра II), продолживший свое послереволюционное существование в изгнании глубоко осмысливают произошедшие в России исторические события и потрясения XX века, опираясь на систему духовных и нравственных ценностей, созданных за всю тысячелетнюю историю российской цивилизации. Одновременно с этим Императорский Дом Романовых приносит свое покаяние и сопереживает судьбе России, направляя все свои силы, знания и опыт на благо Отечества.

Великая княгиня Мария Владимировна среди причин революции 1917 года главной называет причину глубокого духовного кризиса.

«В те времена наш народ и значительная часть человечества переживали разочарование во всей традиционной системе ценностей — не только в монархии, но и в религии, и в семье, и во многих других устоях.
Исторический государственный строй России сокрушился не потому, что у него были сильные противники (хотя и это имело место), но в большей степени по причине того, что у него оказались маловерные и разобщенные защитники.
Если весь народ един и сплочён, а его лидеры имеют твёрдые принципы и действуют ради общего блага, никакие внутренние разрушители и внешние конкуренты не способны поколебать стабильность государства.
…Сила народа немыслима без внутреннего мира и солидарности, а мир и солидарность достижимы только в духе взаимных прощения, терпения и уважения.
Неверно добиваться примирения и созидать единство на фальсификациях истории, на замалчивании или сознательном искажении фактов. Грехи и ошибки нельзя забывать, чтобы не повторить их вновь. Все преступления, кем бы они ни были совершены, необходимо осудить…
Неправильно видеть общенациональное согласие в признании всеми какой-то одной точки зрения. Приведение всех к единомыслию неосуществимо, и даже видимость такого состояния достижима лишь путем насилия. Подлинное единение зиждется на компромиссе именно между людьми с разными взглядами, которые не отрекаются от своих принципов и приоритетов, но уважают оппонентов и готовы сотрудничать с ними на общей основе любви к своей Родине и добросовестного служения ей.
Жизненно важно уметь видеть, прежде всего, хорошее, а не плохое, находить, прежде всего, не врагов, а друзей, обращать внимание не на то, что разделяет, а на то, что роднит нас друг с другом.
Ради собственного блага и ради будущих поколений мы должны не только прощать тех, кто причинил нам боль, но и просить прощения. Покаяние — не унизительное, а возвышающее и очищающее состояние. Однако неразумно и греховно требовать покаяния от других, горделиво воображая себя безгрешными судьями. Только подавая пример собственным покаянием мы сможем показать окружающим его спасительный смысл.
Если все мы будем хотя бы стараться поступать в соответствии с этими жизненными установками, Россия не только преодолеет печальные последствия потрясений ХХ века, но обязательно обретет новые силы и воспрянет во всем своем духовном, государственном и культурном величии.»
Из Обращения Главы Российского Императорского Дома Е.И.В. Государыни Великой княгини Марии Владимировны в связи со 100-летием Революции 1917 года.

9. Восстановление разрушенной церкви

В начале XXI века церковь Святого Петра Афонского и равноапостольной княгини Ольги на территории военной части в Морье уже находилась в аварийном состоянии: были разрушены купола, выбиты окна, поломана крыша...

За восстановление церкви в 2014 году взялся один местный житель, Сергей Борисович Никитин с сыновьями Петром, Филиппом и Константином. Ими была остановлена угроза дальнейшего активного разрушения храма, заново накрыта крыша, вставлены большие окна на первом этаже и ряд других работ.

Но предстоят еще большие работы по восстановлению исторического облика Петроафонской церкви и воссозданию внутреннего убранства. Ремонтно-восстановительных работ требуют как внутренние стены храма (штукатурка, покраска, и т.д.), так и кирпичная кладка снаружи. Кроме того, возможно, потребуются работы по укреплению несущих конструкций храма. Также необходимо восстановить исторические оконные проемы (в некоторых местах они были заложены кирпичом) и осуществить установку окон и дверей.
К этим работам по восстановлению храма Преподобного Петра Афонского и Святой равноапостольной великой княгини Ольги в 2019 году активно приступили казаки во главе с атаманом казачьего войска Олегом Журавлевым.
Посильную помощь оказывает и ряд местных жителей из ближайших поселений.


30 октября 2018 года, в День памяти жертв политических репрессий в России, в храме Св. Петра Афонского и равноапостольной княгини Ольги в Морье был поднят первый колокол.


На храме были установлены шатровый купол для колокольни и небольшая маковка с крестом, которые освятил священник Олег Патрикеев.
«Колокол зазвенел в Морье
30 октября словно в память о последнем священнике храма, иерее Иннокентии Осиповиче Кузьмине, арестованном 26 сентября 1937 года и расстрелянном в Левашовой пустыни…»  - сказал о.Олег


25 июня 2019 года, в день памяти святого Петра Афонского в восстанавливающем храме св. Петра Афонского и св. княгини Ольги на территории войсковой части в Морье, была отслужена первая за 80 лет Божественная Литургия.
В Литургии принял участие Хор Свято-Андреевского Афонского Подворья в Санкт-Петербурге под управлением регента Алексея Жукова.


Преподаватель СПБДА, архимандрит Августин (Никитин), рассказал житие святого Петра Афонского и историю создания храма. Настоятель Свято-Варваринского храма иерей Олег Патрикеев  поблагодарил командира части полковника Юрия Александровича Телегина за возможность окормлять солдат срочной службы и содействие в устройстве храма. На заупокойной литии прихожане помянули и священников, которые служили в этом храме: протоиерея Николая Телятникова, а также священника Иннокентия Кузьмина, расстрелянного на полигоне Левашово.



" Вспомним о почившем недавно Сергее Борисовиче Никитине, который практически один вёл реставрационные работы в полуразрушенном храме. Наша задача продолжить доброе дело, которое начал Сергей, - отметил атаман казачьего войска Олег Журавлев. - Вижу, как слезы радости застилают глаза прихожан, которые видели этот храм в полном запустении, а теперь колокольным звоном над Ладожским озером, призывающего к молитве верующих".

3 июля 2019 года благочинный Всеволожского округа протоиерей Роман Гуцу посетил храмы Всеволожского благочиния, требующие восстановления и реставрации. Одним из них был храм святой равноапостольной княгини Ольги и преподобного Петра Афонского на территории войсковой части в деревне Морье Всеволожского района. Были намечены этапы восстановления храма.

6 августа 2019 года, в день памяти святых благоверных князей Бориса и Глеба, в храме святой равноапостольной великой Княгини Ольги и преподобного Петра Афонского в деревне Морье была совершена праздничная Божественная литургия. Богослужение совершил настоятель Свято-Варваринского храма в Рахье священник Олег Патрикеев. 
Это была вторая Литургия после закрытия храма в 1937 году.

В пастырском слове о.Олег напомнил об истории и возрождении храма:
"Ангел Господень ждал наших молитв более 80 лет...
Время разбрасывать камни прошло, пришло время восстановить разрушенную Русь.



Мы вспоминали на заупокойной ектеньи расстрелянного, последнего священника этого храма - Иннокентия Кузьмина, а также человека, который почти в одиночку начал восстанавливать заброшенный на берегу Ладоги, зияющий оконными дырами, без куполов и залитый дождем, но все же Храм Божий - имя этому человеку - Сергей, он не успел побывать на первой Литургии, но теперь причащается в невечернем Царствии.

Святая Русь - храни веру Православную!" 

Церковь Святого Преподобного Петра Афонского и
Святой равноапостольной великой княгини Ольги.



«…мы все, независимо от существующих различий во взглядах, должны признать, что Революция — это общая беда. Была ли у неё альтернатива или нет, кто в большей степени несёт за неё ответственность, за счет чего одна сторона одолела другую, каково соотношение бедствий и достижений в послереволюционный период — это вопросы для нескончаемой полемики. Но невозможно считать благом, когда дети убивают родителей, а родители — детей, когда истребляют друг друга братья и сестры».
Глава Российского Императорского Дома Е.И.В. Государыня Великая княгиня Мария Владимировна


10. Подводя итоги XX века.

В начале XX века в Российском обществе царило разочарование во многих традиционных устоях: в существующем государственном строе, в религии, в образе жизни, и даже в семье. Рабоче-крестьянская доля была столь тяжела, что люди стремились к переменам, желая улучшить и облегчить жизнь простого народа. Отвергнув созданное предками, в начале XX века стали строить новое общество и новый государственный строй без должного основания, на разрушенном месте. Во время разрушения всего старого люди преступили заповеди Божии. И, как результат, множество человеческих страданий, бед и происшествий, множество людского горя и потерь. Много трагических событий произошло в России в первой половине XX века. Начиная от гражданской войны и внутреннего братоубийственного противостояния «красных» и «белых», далее, произошедшее свержение монархии, приведшее к изменению государственного строя и полному тоталитаризму новой советской власти с применением террористических методов управления страной, новая агрессивная атеистическая политика государства, направленная на разрушение самих основ существования русской нации и страны. А после всех этих событий – тяжелейшая II мировая война, в ходе которой больше всего бедствий и страданий, а также потерь, понес именно наш народ.

Этот …XX век, как его назвать…? В народе говорят, сколько людей, столько и мнений. Вот и получается, что какой эпитет ни поставь, у каждого он будет свой. Для кого- то этот XX век - короткий, ведь он пролетел столь быстро и стремительно ввиду множества произошедших в нем событий. Но события эти были настолько тяжелые, потрясающие и в корне меняющие исторический ход развития страны, а народ перенес за этот период настолько много тяжелейших испытаний и потрясений, что скорее можно назвать этот прошедший век тяжелым, тяжелейшим для народа, революционным веком, веком тяжелейших испытаний, горя и утрат, множества страданий и бедствий…
Для кого-то этот XX век запомнился великими открытиями и достижениями в различных областях науки и техники, которые были осуществлены в нашей стране в послевоенный период. И тогда XX век по праву называют веком великих научных открытий и достижений. Но вот назвать XX век благополучным все равно не получается, ведь даже и не представить нам теперь, сколько мужества и стойкости потребовалось нашим предкам, чтобы пережить и преодолеть все испытания этого тяжелейшего XX века.


Престольные праздники

Святая равноапостольная великая княгиня Российская Ольга - 24 июля
Прп. Петра Афонского (734) - 25 июня
Собор Афонских преподобных – переходящий праздник.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Новости Выборгской Епархии
© Выборгская епархия Русской Православной Церкви, 2015
По благословлению Преосвященнейшего Игнатия епископа Выборгского и Приозерского
Яндекс.Метрика